Кого ты привёл из клуба?




Когда проспавшись после очередной страстной ночи, Макс обнаруживал что Красавица превратилась в Чудовище, Принцесса в Золушку, а Василиса в лягушку, он не подскакивал с диким воплем, как сделал бы какой-то слабонервный сопляк.
Только не Макс, нет!

Он улыбался девушке, он говорил: «С добрым утром!», он спрашивал, что она ест на завтрак и уходил на кухню, поставить чайник. Затем, со словами: «Лежи-лежи, не вставай!» он шел бриться в ванную, откуда делал короткий телефонный звонок.
Через какое-то время, входная дверь открывалась и женский голос кричал:

— Сюрприз! — и прямиком устремлялась в спальню. — Солнышко, вставай!

— Э-э! — выскакивал недобритый Макс. — Погоди, не ходи туда...

На этом сказка для той, что в спальне кончалась.

— Что за хрень?! Ты еще кто такая?! — орала другая девушка, сотрясая голосом бетонные блоки. — Ах, ты гад!..

— Максим! — пищала испуганная жертва, пока Макс героически удерживал ту, что к нему явилась.

Прощальная сцена, обычно, была короткой...

Удостоверившись, что дверь подъезда захлопнулась, а девушка на самом деле, ушла. Макс осторожно отогнул занавеску и выглянул из окна. Полуголый, в темно-синих пижамных штанах, он был хорош, как Арес. Сухой, мускулистый, смуглый... Стоя спиной ко мне, он смотрел в окно, не подозревая, что его вид творит со мной.

Обычно, он просил о таких одолжениях Ирку, но сегодня та уехала раньше, чем Макс проснулся. А то, с чем он проснулся, требовалось немедленно удалить. Из памяти и кровати.

И он попросил меня.

— Вот это я вчера нахуярился, — Макс повернулся, скрестив на животе руки и его грудные мускулы упруго вздулись, словно шерстяные мячи. Я спешно опустила взор долу. Похоже, он не испытывал затруднений, демонстрируя оголодавшим женщинам свое красивое тело.

— Мама дорогая, — закончил Кроткий, явно успев уловить мой взгляд.

— Я знаю, как выглядит похмелье, — буркнула я. — Ты не был пьян!

Макс улыбнулся, неотразимой улыбкой бабника.

— Что ж, ладно! Я не был пьян... Страшные бабы в постели стараются за двоих. Понимаешь, о чем я?

— Согласно научным исследованиям, — сказала я, не до конца уловив, что именно он имеет в виду, — когда мужчина держит девушку за своего пацана, у нее смазывается пол. Она становится абсолютно непривлекательна. Для всех мужчин. Не только для одного конкретного. И ей просто не для кого стараться в постели. Понимаешь, о чем я?

Он оперся ладонями о подоконник сзади и неприветливо посмотрел на меня.

— Мне тебя трахнуть или извиниться?!

Я уставилась на его живот с хорошо прочерченными косыми, его мощные волосатые сиськи и машинально ответила:

— Трахнуть.

— Хэ-э? — выдохнул Макс.

В детстве, совсем еще маленькой девочкой, я видела как собака с лаем летящая через пустырь к своему хозяину, проглотила пчелу, так же стремительно летевшую ей навстречу. Примерно такие же глаза сделал Макс, тяжело осев на задние лапы. Едва не свалившись с подоконника, он сильно ударился локтем и выругался так, что цветы на обоях увяли. Потирая локоть, он злобно посмотрел на меня. На лицо возвращались краски.

Стало ясно: этот кобель багровый, обойдется без ветврача.

— Ты, ****ь, дошутишься! — рявкнул он. — Я тебя, сука, так выебу, ты ходить не сможешь!

Кино закончилось; звуковая дорожка оборвалась, словно по граммофонной пластинке на всем ходу провели иглой. Я отошла от шока и отвернулась. Проклиная бандитский произвол и не обращая внимания на стонущего Макса (вчера ночью, мы слышали, он может и громче!), я вздернула подбородок и молча пошла к двери.
Эффектный уход, по техническим причинам, сорвался.

Чертов замок всегда заедал и именно сейчас его заклинило намертво! Утратив остатки самоиронии, я принялась яростно дергать дверь.

— Прекрати! — простонали сзади. — Сломаешь!..

Хорошее воспитание взяло верх. Джентльмен не станет ругаться с леди, которая собирается уходить. Джентльмен поможет леди с заевшей дверью. Макс встал за моей спиной, надавил ладонью на дверь, каким-то особенным, одному ему лишь ведомым способом, провернул ключ. Язычок замка мягко щелкнул, «сезам» открылся. Все еще стоя в кольце его рук, я потянула дверь на себя, но Макс еще крепче уперся в нее ладонью.

Замок защелкнулся вновь.

Ощущая спиной горячую мощь обнаженного торса, я дрогнула, расслабляясь. Макс медлил, неровно дыша мне в спину. Я медленно развернулась, спросить, как долго он будет в меня сопеть, но он наклонил ко мне голову и коснулся лбом лба. Время замерло. Мы вдыхали запах друг друга, как незнакомые лошади. Его губы подрагивали.

— Была когда-нибудь на Утесе?

Я медленно кивнула. Макс тоже кивнул. Я подняла к нему лицо и поцеловала.
я

Ложный имидж



Ресурс имиджа связан с ресурсом любви.

Точнее, это один поток, преломляющийся в круге Эго и меняющий стихию.

Огненный поток имиджа меняется на воздушный любовный (впечатление переходит в общение), и если нет энергии в имидже, не будет и в любви.

Направление все потоков в сторону возрастания числа. То есть - от 1 к 7-ому, от 2-го к 8-ому, и так далее. Посмотрите круг ресурсов.

В силу этого многие проблемы в ресурсе любви связаны именно с имиджем.

Особенно проблемы блокировки потока.

Если блокировка в начале ресурса (не получается начать отношения, несмотря на желание и опускание планки) - скорее всего у вас плохой имидж.

Collapse )

В страдательном наклонении

Линочка - человек необычный. В плохом смысле слова. У Линочки все навыворот. Линочка вся не такая, все у неё не так. Она художник, она так видит.
Подруга пишет, бывало:
П: А я беременна!..
Л: Ппц... Сочувствую:(((( Аборт, хоть, ещё не поздно?..
Из-за таких ответов, подруг у Линочки с каждым годом все меньше. Но она не в накладе: те, кроме деторождения, ничем интересным не занимаются. А рассказы о детях Линочке противны до помрачения разума.
Причём, сами дети её не бесят. Только мамаши.
В особенности, те, что пытаются её просветить по поводу, что она так зла оттого, что она несчастна. Они - такие. Они - как все. Им в голову не приходит, что кто-то в самом деле не хочет. Не потому что не может, а просто тупо не жаждет и не горит.
На самом деле, ей интересны гадания, астрология, психология и даже, слегка, психотерапия. Но об этом она подругам не говорит. Сказать, так её начнут умолять предсказать судьбу чудо-деток. Какие свершения им ещё предстоят.
И это самое грустное, потому что сразу ясно: никаких. Совсем. Вообще. Вырастут деточки, как трава под забором, там же заколосятся и отцветут.
И вообще, все тлен, суета, мирское...
Вслух это звучит: "Нельзя на новорожденных гадать: судьбу испортишь!"
Кое-что, все-таки, понимает... И детей, против воли, с помощью ЭКО и бубнов и терапии, притянутых за уши духов-страдальцев, жаль.
Очень.

#филосовское #страдательное #житие

Болото.



Интересно, как быстро человек сливается с ареалом.
Приходишь, вроде бы, весь такой один, ни на кого не похожий. Тебя обступают радостно: новый лик в привычном болоте. ТЫ такой: "Кваа-ааак!" Все, прям молчат в восхищении.
И ты опять, ещё громче "Кваааааааак!", баском, да с мощными горловыми руладами. И смотришь по сторонам: ну че вы не комментируете?
И все, чтобы как-нибудь себя проявить, начинают квакать, как правильнее. Как деликатнее, как принято.
И ты со всеми квакаешь в хоре, думаешь, как МЫ, круты!.. Мы банда!
Потом, подустав, берёшь передышку и понимаешь, что это кваканье - ни о чем. Каждый пытается повторить, перекрыть или опротестовать квак другого.
И все просто тупо, на все лады, жуют одни и те же неоспоримые истины. В надежде, что именно твоя исключительная слюна внесет необходимую вкусовую ноту.
Облагородит, так сказать, всеми, по очереди, пережеванную жвачку.
И начинаешь топтаться, тупить, бояться сделать речевую ошибку, что будет стоить тебе подписчиков. В какой-то миг, уже не хочется ничего. Ни читать, ни квакать.
И в ленте чаще посты других, которым тоже все надоело. И все опять начинают это жевать. По очереди. Распадаются группы, люди просто уходят. Кто молча, кто с прощальным постом, кто исчезает, грохнув журнал без звука.
Потому что по сути, всем в болоте насрать.
Всем хочется хлеба и зрелищ. Волнений, треморра, бурления говн. Хочется какой-то борьбы, движухи и свежести. А нету. Все стухли, слились и боятся ляпнуть что-нибудь невпопад.
Скука смертная, аж челюсти сводит и башка снаружи болит. И сразу начинаются доводы: кому, зачем, для чего?..
Даже лягушки в болоте квакают, чтобы спариться поудачнее. Так начинается общий творческий кризис.
И истерический поиск свежей струи, хоть какого-то вдохновения... А, блин, нету. И опять, чтоб хоть как-то не сдохнуть, начинаешь квакать
- А вот у меня-а-а-а!

ЗЫ: КВАААААК!:)))